Повелительница снов

Глава 18. СЛАВА БОГУ, ОПЯТЬ ХУТОР

Летом Варьку с братом опять отправили на хутор. Варя топала на подушке из утиного пуха и чувствовала, что наконец-то добралась до дома. Сережка уже давно сопел рядом. Бабушка и мама тихо говорили у керосинки о ней. Мама давала Настасье Федоровне последние наставления насчет нее, а бабушка, вырастившая и выдавшая замуж троих дочерей, снисходительно им внимала.

Самая подробная информация запчасти для вортекс тинго на нашем сайте.

- Потом, представляете, мне их завуч говорит, что она с этим мужиком целуется взасос под лесенкой в школе.

- Ленка, у нас ведь девку не по метрике замуж отдают, а по статям. Ты хоть видела, какой у нее стан?- одобрительно шептала бабушка.

- Настасья Федоровна, так ведь не с мальчишкой целовалась-то, мужику-то тому под тридцать!

- Знающий мужик попался, что тут скажешь. Ты ему спасибо скажи, что девку сберег. Ты об нем бы подумала, какого ему было от такой уползать? Нет, Ленка, если ты девку нашей породы будешь с мужиками картинки отправлять рисовать, так и не думай ее до возраста додержать - непременно в подоле принесет! Ты сама нынче видела, что на базу творилось, как вы заехали - кавалеры все углы обоссали!

- Мама! Я Вас прошу последить за ней, ей ведь двенадцать лет! Ей еще в институт, потом в аспирантуру, она у нас еще может профессором станет.

- Это вы с Толькой, сволочи, задумали Варьке так жизнь испоганить? Варька - наша хуторская девка, мне церковно-приходской школы по маковку хватило! К ней уже Петька-тракторист сегодня свататься приезжал, я уж тебе не говорила, а у него подворье - залюбуешься! Там такая семья работящая, такой народ достойный, почтительный!

- Мама! Умоляю, пусть она отсюда девочкой приедет! У нее совсем другая судьба, мы с Толей уже все решили. То, что Вы говорите, это такая отсталость! Варе - за тракториста выходить! Еще хоть за художника, куда ни шло!

- Дураки, я вижу, вы обои с Толькой! Как просишь, так и сделаю. Но учти, в Ткачах, кроме блядства, и кое-что другое всегда было. А вот ежели это ее найдет, тут моей помощи не жди! Ничего сделать не смогу!

- Это Вы о чем? А-а...,- презрительно махнула рукой мама, - Толя говорил глупости какие-то насчет колдовства и порхания на метле. Смешно все это!

- Ну, коли тебе смешно, то не обессудь! Я бы тому художнику в ножки поклонилась, если бы он ее под лесенкой взял. А теперь смотри: Варька - девкой осталась, у ней уже седая прядь обозначилась, ведь не выгор на это на волосьях - седина! Она - старшая дочка у вас! И глаза у ней, тебе, Ленка, этого не поймать, - ведьмачьи. Она им сейчас - в самый раз! Вот и сиди с такой, жди пока кто из них в гости не явился. Да я бы такую сегодня же бы к Петьке взамуж отправила! Ведь они потом в миру уже по-людски не живут! Ты же сама говоришь, что ее и так в школе без конца шпыняют! Точно кто-нибудь из этих уже по ее душу на помеле сидит! А вы ее, партейные, даже не покрестили!

- Я считаю, что все это выдумки. Вам тут без телевизора жить скучно, вот вы все и придумываете сказки!

- Ладно, керосин уже выгорает, спать ложись. Сказки! А тебе Толик о своем дедушке Кузьке не рассказывал? Ну-ну, сказки...

Уже сквозь сон Варька размышляла, умеет ли Петька-тракторист целоваться? А потом к ней подсела бабушка плакала о чем-то, гладила по голове и шептала: "Бедная ты пацанка, несчастное ты дите!". Варька совсем не понимала ее жалости, она привыкла во всем соглашаться с мамой, мама все всегда знала даже лучше папы. Это действительно смешно - Петька! Виктор... Витенька...Вик...

19. Варька становится чучелом огородным